МИД РФ хочет вывести наемников из тени

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров предложил узаконить «труд» наемников. По его словам, это необходимо, чтобы защитить интересы российских граждан, которые работают на так называемые частные военные компании.

Государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников и запрещают такую деятельность в соответствии с положениями настоящей Конвенции,ст. 5 Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников от 4.12.1989.

Сейчас, согласно российскому законодательству, наемничество подпадает под статью 359 Уголовного кодекса, в некоторых случаях предусматривающую до 15 лет заключения.

Вооруженные творческие коллективы

Предложение Сергея Лаврова далеко не первая инициатива такого рода, потому что попытки узаконить частные военные компании делаются в России уже давно, но все время безуспешно, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

«Это совершенно не секрет, что такие компании в России давно существуют и это очень серьезный бизнес. Разумеется, подобные компании обязательно должны контролироваться государством. Тем не менее они по-прежнему существуют в серой зоне, потому что никто не хочет брать на себя ответственность за такой контроль», — предположил он в разговоре с «Ридусом».

Коновалов настаивает, что ЧВК не имеют ничего общего с наемничеством, запрещенным национальным и международным законом, однако он затруднился четко объяснить, где проходит грань между первым и вторым.

«Пока нет писаного закона о ЧВК, эту разницу можно показать только интуитивно. Наемники — это банда головорезов, которых нанимают для ведения наступательных операций с целью свержения какого-нибудь правительства. А ЧВК имеют устав, где должно быть записано, что они не могут выполнять политические задачи и ограничиваются охраной объектов или спасением заложников. И действовать они могут исключительно по лицензии государственных органов: в каких-то странах это МИД, а в Испании, например, это Министерство труда», — говорит он.

Можно с известной натяжкой провести аналогию, что ЧВК — это постоянно действующая фирма, а наемники — «временный творческий коллектив» по типу строительного отряда.

Первыми «частными военными компаниями», возможно, были, по этому определению, британские приватиры (также именуемые корсарами или каперами). От обычных «головорезов» они отличались как раз тем, что грабили торговые суда враждебных держав с позволения короны, в то время как обычные пираты делали это «по собственной инициативе». Каперы имели контракт с правительством, позволяющий им атаковать корабли противника во время войны между метрополиями. Правительство получало долю от добычи, захваченной каперами.

В современном мире частный военный бизнес занимает вполне достойное место, в то время как «неорганизованное» наемничество все больше вытесняется на обочину, говорит Коновалов.

«Последний раз наемники открыто действовали в 2004 году, когда была предпринята попытка свержения президента в Экваториальной Гвинее. Вообще, у классических наемников в современном мире осталось не так уж много простора для приложения сил — где-нибудь в глубинах Африки если только», — говорит эксперт.

Найдите пять отличий

Предыдущий раз легализовать ЧВК депутаты Госдумы пытались в январе 2017 года, но безуспешно.

Трудно представить, чтобы предложение узаконить, по сути, наемничество могло претвориться в закон, полагает координатор организации «Гражданин. Армия. Право» Вера Писарева.

«Здесь надо очень четко понимать, что легализация частных военизированных структур — это не внутреннее дело государства. Ведь наемники предназначены для того, чтобы воевать в конфликтах за пределами национальной территории. И даже если они в этих конфликтах будут участвовать не под национальным флагом, а под эмблемой частного формирования, это не снимет вопросов к тому государству, где они зарегистрированы», — сказала она «Ридусу».

В случае если ЧВК будут легализованы, становится непонятным, в чем их отличие от незаконных вооруженных формирований (НВФ). Стилистически оно может быть таким же, как различие между шпионами (чужими ворами наших секретов) и разведчиками (нашими ворами секретов чужих).

«Разговоры о легализации ЧВК ведутся давно, но это именно что разговоры. До сих пор они не перешли в плоскость формального, юридического документа, который можно было бы разобрать по косточкам. И мнений, как может все это выглядеть, поэтому столько же, сколько комментаторов», — говорит Писарева.

О ЧВК в России впервые вслух заговорили во время событий на востоке Украины. Их бойцы утверждают, что участвовали в конфликте добровольно и готовы снова поехать, по дружбе. Потому что на данный момент для них есть сразу две статьи в Уголовном кодексе — «Наемничество» и «Участие в незаконных вооруженных формированиях».

Опубликовал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *