Рассказы о вооружении: самоходная артустановка СУ-76М

Как только не обзывали эту машину, как не критиковали. Тем не менее, выпущенная в количествах, уступающим только Т-34, СУ-76 стала надежным спутником пехоты как в обороне, так и в наступлении.

СУ-76 была создана на базе легкого танка Т-70, в первую очередь, как мобильное средство сопровождения пехоты. Именно так, и никак иначе. Именно нерациональное использование САУ и повлекло за собой большие и неоправданные потери в первое время и критику в адрес самоходки.

Легкая самоходная артиллерийская установка СУ-76 (СУ-76М).

Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76М была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. С оговорками, правда.

Большую критику вызывала открытая сверху боевая рубка. Кстати, по первоначальному плану боевое отделение было полностью закрыто броней, но в ходе работ по модернизации от бронированной крыши отказались.

Несмотря на то, что противопульное бронирование являлось слабостью САУ, машины этого типа широко использовались в боевых действиях. Имея в боекомплекте различные типы боеприпасов, СУ-76М могли поражать живую силу, артиллерию и бронированные цели противника. Достаточно сказать, что подкалиберный снаряд, появившийся в 1943 году, с дистанции 500 метров пробивал броню толщиной 100-мм. Но на такую дистанцию выстрела к «Тиграм» подойти было не просто.

Легкие самоходно-артиллерийские установки в годы Великой Отечественной войны создавались на базе легких танков Т-60 и Т-70 с установкой в броневой рубке 76,2-мм орудия ЗИС-З на заводах:

— завод №38 (главный конструктор М.Н. Щукин)
— завод №40 (главный конструктор Л.Ф. Попов)
— Горьковский автозавод (зам. главного конструктора Н.А. Астров).

Всего было выпущено 14 280 САУ СУ-76 и СУ-76М.

Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик — слева от пушки.

Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический зеркальный прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производилась через двухстворчатую бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки.

В качестве основного оружия в боевом отделении на станке была установлена 76,2-мм пушка ЗИС-З образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой механическою (копирного) типа.

Горизонтальные цапфы орудия устанавливались в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Две боковые распорки станка пушки были связаны с бортами корпуса машины.

При стрельбе прямой наводкой использовался штатный прицел пушки ЗИС-З, при стрельбе с закрытых огневых позиций — панорамный прицел. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы. В походном положении этот прибор укладывался внутри машины.

Кроме того, в листе боевой рубки слева от пушки был установлен 7,62-мм пулемет ДТ.

Личное вооружение экипажа состояло из пистолетов-пулеметов ППШ или ППС и десятка гранат Ф-1

Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л.с. (103 кВт). Пуск двигателей САУ производился с помощью двух электростартеров или вручную с помощью заводной рукоятки. Включение стартеров отдельное — для каждого двигателя. Емкость топливных баков составляла 320 л, запас хода машины по шоссе достигал 250 км.

Механическая трансмиссия САУ состояла из двух четырехступенчатых КПП. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механические. Максимальная скорость движения по шоссе составляла 45 км/ч.

Для внешней радиосвязи предусматривалась установка радиостанции 9Р, для внутренней — танкового переговорного устройства ТПУ-ЗР. Для связи командира с механиком-водителем использовалась световая сигнализация (сигнальные цветные лампочки).

Как только не называли эту самоходку… «Сукой», «коломбиной» и «голо…м фердинандом», «братской могилой экипажа». СУ-76 принято ругать за слабое бронирование и открытую боевую рубку. Однако объективное сравнение с однотипными западными образцами убеждает, что СУ-76 мало в чем уступала немецким «мардерам», не говоря уж о британских «бишопах».

Тем не менее, наличие этой САУ в первых рядах при наступлении воспринималось чуть с меньшим восторгом, чем работа «Катюш», но все-таки. Легкие и верткие, и ДОТ заткнут, и пулемет на гусеницы намотают. Одним словом, лучше с «коломбинами», чем без них.

А открытая рубка не позволяла отравиться пороховыми газами экипажу. Напомню, что Су-76 использовалось именно как орудие поддержки пехоты. Пушка ЗиС-5 имела скорострельность 15 выстрелов в минуту, и можно только представить, в каком аду приходилось действовать самоходчикам при ведении огня на подавление.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский вспоминал:
«…Особенно полюбились солдатам самоходные артиллерийские установки СУ-76. Эти легкие подвижные машины поспевали всюду, чтобы своим огнем и гусеницами поддержать, выручить пехоту, а пехотинцы, в свою очередь, готовы были грудью заслонить их от огня вражеских бронебойщиков и фаустников…»

При правильном использовании, а это пришло не сразу, СУ-76М хорошо показали себя как в обороне — при отражении атак пехоты и как подвижные, хорошо защищенные противотанковые резервы, так и в наступлении — при подавлении пулеметных гнезд, разрушении дотов и дзотов, а также в борьбе с контратакующими танками.

СУ-76 иногда использовались для стрельбы с закрытых позиций. Угол возвышения её орудия был максимальным среди всех советских серийных самоходок, и дальность стрельбы могла достигать пределов установленного на ней орудия ЗИС-3, то есть 13 км.

Низкое удельное давление на грунт позволяло самоходке нормально передвигаться в болотистой местности, где другие типы танков и САУ неминуемо бы завязли. Это обстоятельство сыграло большую положительную роль в боях 1944 г. в Белоруссии, где болота играли роль естественных преград для наступающих советских войск.

СУ-76М могли проходить по наспех сооруженным гатям вместе с пехотой и атаковать врага там, где он меньше всего ожидал ударов советских самоходок. Неплохо СУ-76М проявила и в городских боях — открытая ее рубка, несмотря на возможность поражения экипажа огнем стрелкового оружия, обеспечивала лучший обзор и позволяла весьма тесно взаимодействовать с бойцами пехотных штурмовых отрядов.

Наконец, СУ-76М могла поражать своим огнем все легкие и средние танки и равноценные ей самоходки вермахта.

С окончанием Второй Мировой войны служба СУ-76М не закончилась. В Советской Армии они эксплуатировались до начала 50-х годов, 130 машин, переданных в период войны Войску Польскому, так же были списаны к середине 50-х, несколько десятков доставшихся КНДР приняли довольно активное участие в Корейской войне, но в большинстве своем ее не пережили.

Каков же итог? А итог прост, как бронебойный снаряд. Созданная вокруг отличной пушки ЗИС-3 на базе неплохого легкого танка Т-70, выпускавшаяся большими сериями, СУ-76 сделала самоходную артиллерию Красной Армии действительно массовой. СУ-76 стала надежным средством огневой поддержки пехоты и таким же символом Победы, пусть и не столь явным, как «тридцатьчетверки» и «зверобои». Но по массовости СУ-76 уступали только Т-34.

/Роман Скоморохов, Роман Кривов, topwar.ru/

Опубликовал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *